Саратовский областной
музей краеведения
25 апреля 2024 г.X
ПнВЫХОДНОЙ
ВтСАНИТАРНЫЙ
ДЕНЬ
Ср10.00–18.00
Чт10.00–19.00
Пт10.00–18.00
Сб10.00–19.00
Вс10.00–18.00

Последний вторник каждого месяца – санитарный день

Касса прекращает работу за 30 минут до закрытия

Льготное посещение

19 мая 2010 г.
Прошла "Ночь музеев"

15 мая Саратовский областной музей краеведения в очередной раз присоединился к популярной во всем мире акции с привлекательным и несколько загадочным названием «Ночь музеев».

Как и в прежние годы была разработана специальная программа. На этот раз она называлась «Музы в музее» и должна была напомнить всем, что музей – это храм муз, место, которому они покровительствуют, и где каждый может ощутить их присутствие. Еще на улице у входа в музей располагалось «Колесо прошлого» – вращающаяся металлическая конструкция, напоминающая солнце. Особая подсветка даже глубокой ночью позволяла прочесть таблички на конце каждого луча с перечислением того, что можно увидеть и услышать в музее. Вкрадчивый и торжественный голос гомеровскими гекзаметрами приглашал прохожих присоединиться к акции. Следует отметить, что настойчивых приглашений не требовалось: желающих побродить по музею ночью оказалось невероятно много.

Уже на лестнице гостей встречали музы, сошедшие в этот вечер с Олимпа. Каждая держала в руках глубокий сосуд с написанными в стихах предсказаниями и предлагала гостям узнать свою судьбу. На вершине лестницы величаво застыл сам бог Аполлон с лирой в руках. Он снисходительно позволял желающим фотографироваться рядом с собой. Нескончаемый поток посетителей растекался по музею. Быстро становилось ясно, что обитающая в музее муза истории пригласила к себе сестер. В каждом зале ощущалось присутствие муз танца, музыки, поэзии… Еще никогда, пожалуй, в этом здании не звучало столько музыки сразу. Рядом со средневековым рыцарем, давним символом музея, маленькая девочка, похожая на эльфа, играла на флейте, а два романтических юноши в черном аккомпанировали ей на гитарах. В сумрачном обиталище азиатских кочевников томная дева в шальварах внимала звукам барабана и время от времени просила своего господина, сурового воина, исполнить что-нибудь более мелодичное. Он соглашался, и у гостей появлялась редкая возможность услышать экзотический варган. В следующем зале золотоордынский хан в расшитом золотом халате с диковатым блеском в глазах наблюдал за танцем двух обольстительных невольниц. Желающих сфотографироваться на их фоне было столько, что временами в дверном проеме создавался затор. Преодолев его, гости устремлялись на звуки гармошки и балалайки – на лавке у бревенчатой избы непрерывно играли юные деревенские музыканты, а румяная девица с косой пела, не прекращая при этом вязать что-то пестрое. В барской гостиной на обитом голубым шелком диване сидела печальная барышня в платье с кринолином и с замысловатой прической. Восторженный молодой человек проникновенно читал ей стихи Державина. Гости переходили в залы, рассказывающие о жизни Саратова в XIX веке, и слушали музыку того времени в исполнении инструментального квартета. Иногда приходилось отвлекаться от музыки, чтобы сфотографироваться на память. Для этого нужно было всего лишь встать позади постера с изображением старинной открытки и выставить свое лицо в специальное отверстие. Надпись «Привет из Саратовского музея краеведения» не оставляла сомнений в том, где именно происходило это увлекательное действо. Везде можно было фотографироваться и с «живыми» персонажами: стрельцом, прекрасной дамой конца XIX столетия, банковским служащим начала XX века и многими другими. Мастер, лихо исполнявший мелодии на саратовской гармонике, не переставая играть, рассказывал гостям о некоторых экспонатах.

В зале, посвященном событиям революции и гражданской войны, гимназист-переросток, воодушевленно размахивая руками, читал стихи Маяковского, призывая сбросить все устаревшее с корабля революции. Последовательно перемещаясь в пространстве музея и в историческом времени, посетители оказывались в компании колхозников, под балалайку исполнявших частушки о деревенской жизни, коллективизации и своем отношении к ней. Слушая вальяжного, ленивого и небритого бывшего матроса, можно было отчасти понять, почему многое в колхозах не удавалось. Зато в соседнем зале энтузиазм комсомолки в красной косынке и кожаной куртке никому не позволял оставаться в стороне. Первая пара, которой было предложено изобразить знаменитую композицию «Рабочий и колхозница», нерешительно мялась и путалась в движениях. Однако через секунду, подчиняясь лихой команде «Делай раз, делай два…», они гордо замерли, соединив в поднятых руках серп и молот. Тут же выстроилась очередь из желающих повторить процесс и запечатлеться в известной позе. Народ искренне веселился, изобразив скульптуру, и радостно завершал упражнение восклицанием «Да здравствует бессмертный символ советской власти!».

В залах, посвященных Великой Отечественной войне, многие сразу же подходили к сенсорному киоску. Кто-то искал информацию о своих родных, ушедших на фронт или работавших в тылу. Другие смотрели фотографии и документы военных лет. Из репродукторов доносились звуки сирены, рвущихся бомб и снарядов, узнаваемый голос Левитана. В соседнем зале солдат в пилотке и камуфляжной форме рассказывал об устройстве автомата и пел под гитару песни о войне.

О мирной жизни 1950-60 годов гости вспоминали в обстановке обычной городской квартиры того времени – под оранжевым абажуром, у телевизора с линзой и дивана с мраморными слониками на полке. Хозяйка квартиры предлагала всем вспомнить популярные песни тех лет. Гости сами выбирали песню при помощи программы караоке и дружно включались в исполнение. Чаще всего звучали знаменитые «Ландыши» и «Песня о хорошем настроении».

Невозможно было не задержаться в зале, где рассказывается об истории немцев Поволжья. Здесь одна трудолюбивая и старательная фрейлейн скромно вязала в уголке, а другая играла на флейте. Тщательно выговаривая немецкие слова, она объявляла номер и становилась рядом с двумя другими музыкантами: мальчиком, игравшим на скрипке, и веселым усачом-аккордеонистом. Простенькие песенки в их исполнении звучали так мило и искренне, что народ подолгу задерживался здесь.

Дети разного возраста – от едва умеющих ходить до бодро читающих – толпились в отделе природы. Здесь можно было слышать голоса певчих птиц, нарисовать или раскрасить их, принять участие в викторине или в полюбившейся всем забаве: караоке. Вместе с ведущими ребятня вспоминала знакомые песни о птицах.

И взрослые, и дети подолгу задерживались в зале, где проходило прощание с Вечевым колоколом. Целый год после празднования Дня славянской письменности и культуры в мае 2009 он находился в музее и участвовал в многочисленных мероприятиях в городах и на предприятиях области. Каждый участник акции «Ночь музеев» мог позвонить в него – такое не забывается. Кроме того, в зале была установлена миниатюрная звонница, и опытный специалист проводил для желающих своеобразный мастер-класс. Любопытные малыши бесхитростно наслаждались необычными звуками, а граждане постарше старались вникнуть в порядок управления колоколами и искренне радовались, когда удавалось извлечь мало-мальски стройное звучание.

Еще одна «Ночь музеев» позади. Как всегда, будет много споров о том, нужно ли устраивать это хлопотное мероприятие, насколько оно безопасно для сохранности музейных экспонатов и зданий, стоит ли открывать музеи по ночам для тех, кто поленился прийти сюда днем. Да, сотрудники устают и тратят нервы. Да, не все понимают смысл хождения по музею в темное время суток. Но в одиннадцатом часу мы видели молодого человека с рюкзачком, который стоял на лестничной площадке и кричал в мобильник, стараясь перекрыть шум толпы: «Я в краеведческом! Да вы что, они еще два часа работают. Приходите, здесь так клёво!».

 

 

 

 

 

Здесь Вы можете посмотреть подготовку к «Ночи музеев».

Здесь Вы можете посмотреть фоторепортаж с «Ночи музеев».