Саратовский областной
музей краеведения
1 июля 2022 г.X
ПнВЫХОДНОЙ
Вт10.00–18.00
Ср10.00–18.00
Чт10.00–19.00
Пт10.00–18.00
Сб10.00–19.00
Вс10.00–18.00

Последний вторник каждого месяца – санитарный день

Касса прекращает работу за 30 минут до закрытия

Льготное посещение

22 мая 2009 г.
"Ночь музеев" в доме купца Устинова

В хороших домах принято, чтобы гостей встречал гостеприимный хозяин. В музее были хозяин – его директор, Владимир Иванович Жуков, и хозяйка-распорядительница – королева Легенда, прекрасная и загадочная, величественная и торжественная. Она пригласила гостей проследовать в музей и весь вечер появлялась в самых оживленных местах, направляя потоки взрослых и детей, наблюдая, чтобы всем было оказано должное внимание, и просто украшая собой вечер. Вы думаете, что директор – это строгий дядька в темном костюме и при галстуке? Может быть, в других, менее интересных местах, это так. Но у нас был праздник, и наш директор был исключительно импозантен в алом мундире петровского времени с белоснежным жабо. Его присутствие ощущалось везде, и по мере продвижения по залам гости постоянно видели подписанные им шутливые приказы и наставления. Музейная молодежь потрудилась на славу и получала нескрываемое удовольствие от тщательно продуманной игры. А сам музей оказался удивительно приспособленным для затей подобного рода. Казалось, все экспонаты, все интерьеры подыгрывают любителям побывать здесь в неурочное время.

В зале, отведенном эпохе Золотой Орды, луноликая и круглобровая восточная девушка в золотистых шальварах (чистая Шехерезада) в стихах воспевала небывалые красоты средневекового Увека, удивительным образом совмещая достоверную информацию со сказочными интонациями. Рядом с огромным глиняным сосудом-хумом красовалась подписанная директором табличка: «Мнение о том, что у бросившего в хум монету исполнятся все желания, считать суеверием». Несмотря на это, а может быть, именно поэтому звон от бросаемых монет практически не прекращался. Народ стоял в очереди, чтобы сфотографироваться с экзотической барышней на фоне хума. Вообще, один из строжайших музейных запретов – не фотографироваться, не просто нарушался, а нарушался намеренно и с полнейшего одобрения персонала. А Вы смогли бы отказать ребенку, если бы он попросил сфотографировать его с настоящим бородатым стрельцом, а стрелец еще и саблю дал подержать? Вот то-то и оно.

В зале с любимой всеми с детства курной избой снова остановка. Как не остановиться и не послушать причитания лукавой молодайки: и избушка-то у нее тесная, кривобокая, и стенки закоптились, и вообще жизнь не удалась – корыто совсем развалилось. Долбленое корыто, которое словно появилось из «Сказки о рыбаке и рыбке», стояло рядом, постепенно заполняясь монетами: посетители жертвовали на его реставрацию. Девчушка лет восьми остановилась перед избой и на вопрос хозяйки, как ее зовут, не стесняясь, ответила: «Полина». В ту же секунду, хозяйка, подхватив балалайку, ударила по струнам и грянула: «Уж ты Полюшка-Полина, разрисована картина…», частушки сыпались, как горох, у девчонки рот был до ушей, а глаза выражали такой восторг, что не фотографировать это не было никакой возможности. И такие припевки-прибаутки были припасены на все случаи жизни, на все имена, на все размеры и расцветки.

Буквально за углом всех поджидала совсем другая атмосфера. Интерьер богатой дворянской усадьбы располагал к иному характеру общения. Дама, встречавшая посетителей, была томной и манерной, а ее платье и прическа полностью соответствовали убранству дома.

В зале, отведенном XIX веку, гостей приветствовал сам купец Устинов – один из прежних владельцев дома, в котором с 1930 года размещается наш музей. Он и его спутница рассказывали об истории здания, о людях, посещавших его в разное время, о событиях, происходивших в его стенах.

Мастерица «из купеческих» подробнейшим образом объясняла устройство ткацкого станка, говорила о том, какое значение имела распространенная ткань «сарпинка» для развития губернии, как Саратов прославился в качестве центра мукомольной промышленности и зерновой торговли. Посетительницы с упоением рассматривали разные мелкие дамские штучки – шкатулочки, щипчики, игольницы и кружевные воротнички. Кстати, здесь нарушался еще один музейный запрет: посетителям давали потрогать экспонат, то есть погладить на специальном устройстве платочек. Никто не отказывался покрутить ручку, чтобы вытащить из-под валиков проглаженную вышитую салфеточку. А рядом из старинного музыкального ящика лилась чудная, несколько металлическая мелодия, придавая всему действу невероятный шарм.

Закончив осмотр третьего этажа, народ высыпает на лестницу и под звуки популярной классической музыки в бодром исполнении Лондонского филармонического оркестра радостно устремляется в следующие залы. Маленький мальчик, нетерпеливо подпрыгивает и кричит: «Мама, иди скорее, наш экскурсовед уже вон где!».

На выставке, рассказывающей о Саратове конца XIX-начала XX веков, посетителей встречает огромного роста грозный усатый городовой с саблей-селедкой на боку. У него не забалуешь! Сначала зазывает: «А вот, господа хорошие, полюбуйтесь на город наш в синематографе». А когда господа хорошие, разинув рот, пытаются разглядеть на экране знакомые улицы, вдруг как засвистит в заливистый свисток! Как зыркнет суровым глазом! Вот такой в музее солидный и артистичный заместитель директора по безопасности.

Бравый солдатик времен первой мировой войны и октябрьских событий спорил с революционным матросом о достоинствах трехлинейной винтовки. А тот, потрясая маузером, доказывал, что его оружие не в пример лучше. Мужчины всех возрастов, не скрывая восторга, поглаживали славный пулемет Максим, и в глазах у них вспыхивал воинственный огонек. Уж они-то нашли бы способ воспользоваться этим аппаратом как нельзя лучше.

В зале, где говорится о времени восстановления хозяйства после гражданской войны, комсомолка в кожаной куртке и красной косынке предлагала «изготовить кирпич» на примитивном станке. Крякнув, желающие потрудиться приподнимали немыслимой тяжести ручку и хлопали крышкой по заготовке, осознавая при этом, почему станок назывался «хлопушей». На полном серьезе комсомолка уверяла, что лежащее под окном бревно – то самое, которое Ильич носил на знаменитом субботнике. Вы будете смеяться, но нашлись люди, которые восприняли это всерьез. Один тинэйджер, недоверчиво хмыкнув, сообщил приятелю, что видел в кино, как Ленин, нес бревно. Оно было гораздо толще этого!

Выражение лиц и ощущения совершенно менялись, когда посетители входили в залы, посвященные Великой Отечественной войне. Этому способствовали звуки, сопровождавшие экскурсию: обращение Молотова, разрывы снарядов, вой сирены.

Через толпу протискиваются две бойкие девушки. В руках у них с чемодан, узлы, авоська с книгами и здоровенный чайник. «Айда с нами, целину поднимать!». Десяток посетителей тут же отправляется за ними «искать бригадира второго участка». Девушки демонстрируют всем комсомольские путевки, рассуждают о том, как будут жить в палатках, а потом заводят патефон и слушают песню про то, как «едут новоселы по земле целинной».

Ну вот, целина освоена, жить стало лучше, жить стало веселее. В интерьере городской квартиры 1950-60-х годов гостей радостно приветствует хозяйка. Она сообщает, что буквально вчера переехала в эти хоромы из барака и приглашает всех полюбоваться диваном с вышитыми салфеточками, семью мраморными слониками и новейшим телевизором КВН с линзой. Народ узнает вещи, которые когда-то стояли в комнатах у их бабушек и знакомых – ведь было это не так давно.

В соседнем зале среди экспонатов, повествующих о знатных земляках, фотография директора музея в треуголке с информацией о том, что помещена она здесь сотрудниками в порядке подхалимажа.

Совершенно иная атмосфера царила в зале, посвященном истории поволжских немцев. Здесь все было чинно и размеренно. Домовитая фрау в чепце с оборками объясняла, как готовили арбузный мед и для чего нужен тот или иной предмет домашнего обихода. Современные хозяйки с удивленно ахали, узнав, что формы для вафель появились гораздо раньше, чем они предполагали. Когда поток посетителей ослабевал, в руках фрау появлялись вязальные спицы и она, не тратя времени даром, быстро вязала что-то полезное.

Под лестницей у входа в гардероб шла бойкая торговля. Приказчик в красной косоворотке, жилетке и черных сапогах – словно из пьес Островского. Он всячески демонстрировал галантерейное обращение и со знанием дела говорил об эксклюзивности предлагаемого деликатного товара. Сувенирная лавка фирмы «Ванька Жуков и сын» предлагала вещицы, которые уходили влёт. Нарядные текстильные куклы, яркие матерчатые мячики, керамика на любой вкус из села Золотое, бисерные украшения – все это в одном экземпляре, абсолютно уникальное и неповторимое.

Многие посетители смогли увидеть световой спектакль «День художника», который привез из Волгограда его автор Степан Николишин. Зрелище многоцветное, таинственное и завораживающее, словами это не опишешь.

Праздник в музее состоялся. Радость и хорошее настроение саратовцам подарили его устроители. Они пожертвовали своим свободными временем, придумали все сами, многие часы таскали на себе неудобные кринолины и тяжелые мундиры. Кроме того, постоянно приходилось следить, чтобы в радостном оживлении посетители не уронили чего-нибудь, не толкнули, не повредили. Честное слово, их никто не обязывал, не заставлял. Это действительно было интересно и здорово. Передохнём год и опять пригласим вас на самую долгую ночь в году – Ночь музеев.

Здесь Вы можете по-смотреть фоторепортаж события.